Главная » Новости » Блог » Рабочие будни: Lost in translation

Рабочие будни: Lost in translation

Дмитрий Иванов Дмитрий Иванов

Приветствую, дамы и господа!

Сегодня я поделюсь некоторыми своими мыслями по поводу совместной работы над проектами с иностранной организацией, на примере LKS. Все мои соображение родились в ходе разговоров с Mari Jose (в том числе о проектировании ЭкоПарка и совместной работе над R&D центром Saint-Gobain)...

Первое, и самое важное, что бросается в глаза, это сложность организации работы иностранной фирмы по российским нормам проектирования. Идея применения европейских стандартов вместо российских закономерно обернулась провалом из-за значительных отличий в стандартах – начиная от объема и типа исходных данных и заканчивая получаемыми результатами. Естественно, что в таком случае российская сторона не могла проверить результат работы (если проверка вообще кем-то предусматривалась), а заказчик получал проект, не соответствующий российским нормам.

LKS самостоятельно не могли найти российские нормы на английском языке. В интернете существуют предложения о покупке переведенных СНиПов, но качество перевода (об этом ниже) заранее вызывает опасения. Кроме всего прочего, нужно понимать: для изучения нормативов требуется время (особенно если это российские нормативы).

Так получилось, что я работаю по иностранным (в первую очередь – американским) нормам с того момента как я переключился с проектирования, где использовал наши СНиПы. Проекты энергомоделирования и сопутствующих разделов LEED-сертификации проходят экспертизу в США на основании стандартов ASHRAE по энергоэффективности, тепловому комфорту, вентиляции. По научной работе я достаточно много использовал европейские стандарты, делал перевод на русский язык одного из основных документов по отоплению и вентиляции.

Так вот, наши нормы, к сожалению, намного более двусмысленные и запутанные. Мне совершенно непонятна идея отдельных ГОСТов по типам зданий, где есть, например, раздел отопления и вентиляция, когда у нас есть отдельный СНиП для этого. В итоге мы имеем документы с дублирующей или противоречащей друг другу информацией.

Конечно, во всем можно разобраться и успешно проходить экспертизу, но для иностранных проектировщиков это крайне затруднительно. На тему сравнения стандартов я могу говорить много и сделаю это как-нибудь в другой раз. Главное: учитывая опыт работы по ЭкоПарку, LKS боятся браться за проекты более детальные, чем концепции (чтобы избежать взаимодействия с нашими нормами и избежать повторного неудачного опыта). Также следует упомянуть, что европейские проекты ( такой вывод можно сделать на примере LKS) не предусматривают такой детальной проработки, как наша стадия Р, все это говорит в пользу их желания работать на концептуальных стадиях.

Отдельно хочется упомянуть опыт взаимодействия с бюро перевода. Я сам занимался переводом документов и прекрасно понимаю, что работа переводчика довольно тяжелая и зачастую неблагодарная. Но качество перевода, с которым я сталкивался в наших проектах, обычно не выдерживает никакой критики. Видимо, эти «переводчики» решили, что могут брать деньги, причем немалые, за использование функций копировать, вставить и нажатие на кнопки перевода в google translate. При этом они на сайтах указывают, что имеют опыт технического перевода и «заточенных» под это специалистов. В итоге мы получаем перевод следующего вида (на примере перевода для Baker & McKenzie): магистрали воздуховодов – highways of ducts (хайвэи из воздуховодов) и так далее.

Здесь же нужно иметь в виду, что теряется много времени в ожидании перевода, который, в лучшем случае, еще придется подправлять. Остается только надеяться, что нормальные бюро перевода существуют и нам просто не везло...

Организация работ, на мой взгляд, должна подразумевать использование менеджера проекта с более расширенным функционалом, нежели нажатие на кнопку forward. В данном случае знание английского на достаточном уровне необходимо, как и необходимо хотя бы общее понимание того, что представлено в проекте. По опыту работы над финальной моделью Saint-Gobain могу сказать, что я затратил примерно ¾ времени на подготовку исходных данных, проверку и оформление результатов (относительно трудозатрат местного специалиста по моделированию, который делал модель). Т.е. необходимо очень тесное взаимодействие и значительные затраты времени для получения положительного результата, при достаточно высоких требованиях к менеджеру проекта с российской стороны.